Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

aquila

Несколько слов о «Расколе»

Наконец-то пересмотрел внимательно сериал «Раскол» (во время телевизионного показа видел его лишь урывками). В общем, очень и очень неплохой фильм об увлекательнейшей эпохе русской истории, до сих пор нашими кинематографистами незаслуженно обходившейся вниманием. Выше всяких похвал главные актёрские работы – прежде всего, Александра Короткова, сыгравшего протопопа Аввакума. Даже не верится, что нашему современнику удалось настолько совершенно вжиться в образ русского человека семнадцатого столетия. Не менее убедительны и другие образы – царей Алексея и Фёдора, патриарха Никона, боярыни Морозовой, вплоть даже до эпизодических ролей вроде жены мезенского воеводы Евдокии. «Раскол» укрепил меня во мнении, что слухи о смерти великой русской актёрской школы сильно преувеличены.

Однако сделаю и пару критических замечаний. Первое из них касается того, как представлен в фильме «огнепальный протопоп». Возьмём для примера хотя бы следующий отрывок из «Жития» Аввакума:
«Егда в Даурах я был, на рыбный промысл к детям шел по льду зимою по озеру бежал на базлуках; там снегу не живет, морозы велики живут, и льды толсты намерзают, – блиско человека толщины; пить мне захотелось и, гараздо от жажды томим, идти не могу; средь озера стало: воды добыть нельзя, озеро верст с восьмь; стал, на небо взирая, говорить: “Господи, источивый из камени в пустыни людям воду, жаждущему Израилю, тогда и днесь Ты еси! Напой меня, имиже веси судьбами, Владыко, Боже мой!” Ох, горе! Не знаю, как молыть; простите, Господа ради! Кто есмь аз? Умерый пес! – Затрещал лед предо мною и расступился, чрез все озеро сюду и сюду и паки снидеся: гора великая льду стала, и, дондеже уряжение бысть, аз стах на обычном месте и, на восток зря, поклонихся дважды или трижды, призывая имя Господне краткими глаголы из глубины сердца. Оставил мне Бог пролубку маленьку, и я, падше, насытился. И плачю и радуюся, благодаря Бога. Потом и пролубка содвинулася, и я, востав, поклоняся Господеви, паки побежал по льду куды мне надобе, к детям».
И подобных событий там описывается множество. Аввакум и его единомышленники жили в обстановке непрерывно происходивших вокруг них чудес, связь с потусторонним миром была для них прямой и постоянной. Если забыть об этом, то двигавшие ими силы останутся непонятыми, их образы окажутся искажены. А в фильме об этом почти ничего нет. Есть, правда, изгнание Аввакумом бесов из одного человека, но этот эпизод настолько лишён всего сверхъестественного, что поневоле задумаешься – а были ли бесы вообще? То есть нужно понимать, что в «Расколе» Аввакум представлен в сильно упрощённом виде, в своего рода облегчённом варианте, учитывающем целевую аудиторию, не верящую ни во что сверхъестественное. Но это упрёк сценаристам, а никак не актёру, который справился со своей задачей блестяще.

Во-вторых, язык, на котором говорят герои. В целом язык довольно правдоподобный, но, как во многих исторических фильмах, попадаются слова, которых в русском языке соответствующего времени ещё не было и которые мне, например, режут слух. Ну не пользовались русские люди семнадцатого столетия такими словами, как «манера», «интересоваться», «резон», «шпион», «персона», «текст», «территория» и «комиссия». Вроде бы знающие люди сценарий писали, но откуда такая историческая глухота? То же касается некоторых географических названий – Дерпт вместо Юрьев, Стокгольм вместо Стекольна и, что особенно возмутительно, Византия! Хотя это ещё что – вот в фильме «Александр. Невская битва» князь Александр Ярославич заявляет, что у Руси «византийская вера». На самом деле термины «Византия» и «византийский» были придуманы французским историком Шарлем Дюканжем в конце семнадцатого века, а в русский язык вошли не раньше девятнадцатого. Наши предки говорили «Греческое царство» и «греческая вера», и никак иначе. «Византия» – такой же искусственный неисторический термин, как и «Московия», и используется, если не по глупости, то с такой же зловредной целью запутать и затемнить смысл исторических событий.

Однако сказанное не отменяет того факта, что в целом «Раскол» – безусловная удача и выдающееся явление в истории современного русского кинематографа. В заключение хочу отметить работу людей, делавших для фильма костюмы и реквизит. Они справились со своей работой на отлично. Всё, во-первых, исторически достоверно, во-вторых, красиво, а это очень немаловажно для картины о национальной истории подобного размаха. Фильм просто доставляет эстетическое удовольствие и вселяет гордость за прошлое русского народа. Чтобы не быть голословным, привожу некоторое количество кадров.

Collapse )